История с отрезанием «торнадовцем» в СИЗО уха только подтверждает образ уголовников

История с отрезанием «торнадовцем» в СИЗО уха только подтверждает образ уголовников

Драматическая история об одном из подсудимых — экс-бойце «Торнадо» Максиме Глебове с позывным Ахиллес, который отрезал себе ухо в Лукьяновском СИЗО в процессе этапирования из суда, не могла остаться незамеченной и ее тут же растиражировали СМИ, хотя все детали произошедшего не известны до сих пор.

По довольно скудной официальной информации в СИЗО имел место некий инцидент, в результате которого один из заключенных «получил телесные повреждения» и был под конвоем отправлен в лечебное учреждение. При этом подчеркивается, что телесные повреждения арестант нанес себе сам, и никакого столкновения с сотрудниками СИЗО у него не было.

История с отрезанием «торнадовцем» в СИЗО уха только подтверждает образ уголовников

экс-боец «Торнадо» Максим  Глебов  

В то же время неофициальная версия событий, рассказанная преимущественно нардепом-радикалом Олегом Мосийчуком, гораздо более интересна. По его словам, вернувшись из суда «торнадовцы» узнали, что из их камер изъяли спортивный инвентарь и установили новые решетки, которые практически закрывают в камеру доступ света. Заключенные, разумеется, были возмущены таким ужесточением режима содержания и один из них, тот самый Ахиллес отрезал себе заточкой ухо и в гневе швырнул отрезанное в надзирателей.

Сотрудники СИЗО, по словам Мосийчука, этой выходки очень испугались, закрылись в оружейной палате, а один из тюремщиков даже потерял сознание от вида крови. Некоторое время надзиратели пребывали в растерянности, что и породило слухи о едва ли не бунте в СИЗО, однако в конце концов пострадавшего под конвоем отправили в больницу, а остальных развели по камерам. В больнице отрезанное ухо Ахиллеса благополучно пришили назад, после чего «торнадовец» был возвращен обратно в СИЗО. На этом якобы инцидент был исчерпан.

Что в этой вполне тарантиновской истории правда, а что приукрашательства Мосейчука для нас не особенно важно, примечательно другое — мы все стали свидетелями вполне типичной тюремной истории, с которой крайне тяжело соотнести раскручиваемый некоторыми политиками образ «торнадовцев» как жертв «преступного режима» и «политических заключенных».

Как известно, бойцам батальона «Торнадо» инкриминируют вполне уголовные статьи — «похищение людей с целью выкупа», «пытки», «грабежи», «изнасилования» и тому подобное. Суд по этому поводу еще ничего конечно не решил, и официально считать «торнадовцев» уголовниками никак нельзя, тем не менее история с отрезанным в СИЗО ухом никак не противоречит образу уголовников.

Ни для кого не секрет, что представители криминального мира достаточно часто прибегают к членовредительству. Чаще всего мотивы уголовников вполне прозаичны — «в больничке» всяко лучше, чем в тюрьме, а потому, повредив свой организм, можно рассчитывать на уютную больничную койку и послабление режима пусть и на не очень долгий час. Да и «бандиского форсу» в акте публичного членовредительства при желании вполне можно обнаружить в достаточном количестве.

В то же время политические заключенные борются за свои права несколько иначе. Тут можно вспомнить относительно недавние истории с Юлией Тимошенко, Юрием Луценко и даже Надеждой Савченко.

Главный метод борьбы «политических» — голодовка, и, хотя это тоже своего рода «членовредительство», но несколько более благородного вида, внешне совершенно не эффектное деяние, главный смысл которого не устроить своим тюремщикам «кровавый шок» и не попасть «на больничку», а все таки заставить людей, практически в полной власти которых ты находишься, прислушиваться к твоему мнению и соблюдать хоть какие-то гражданские права.

Очень маловероятно, что история с отрезанием уха (если таковая и правда имела место в варианте рассказанном Мосейчуком) хоть как-то повлияет на судебное решение по делу «торнадовцев» или изменит отношение больше части общественности к подсудимым. Тех, кто верит в искренний патриотизм и политическое преследование «торнадовцев», итак не слишком много, а после отрезания может стать разве что еще меньше.

Загрузка...