Курсант, исполнивший Гимн Украины в оккупированном Севастополе, рассказал, почему его исключили из Одесской морской академии

Курсант, исполнивший Гимн Украины в оккупированном Севастополе, рассказал, почему его исключили из Одесской морской академии

В марте 2014 года, когда российские оккупанты в Крыму спешно стремились заменить украинские флаги на российские, в севастопольской Академии военно-морских сил имени Нахимова группа курсантов вышла из строя.

Они стали у центрального входа и спели Гимн Украины. Поступок будущих офицеров вызвал восхищение, страна рукоплескала подвигу юных парней, которые противостояли агрессору.

Севастопольские нахимовцы, не пожелавшие подчиняться оккупантам, передислоцировались в Одессу. Военная, а затем и Национальная морские академии приняли ребят в свои ряды. Никто и подумать тогда не мог, что спустя время героям придется в суде отстаивать свое место в Вооруженных Силах Украины.

Филипп Македонский — один из севастопольских курсантов, которые не восприняли аннексию Крыма. Уже обучаясь в Одессе, он получил возможность заниматься в престижном Королевском колледже ВМС Великобритании. От британского правительства поступило приглашение для трех лучших курсантов, все расходы взяла на себя принимающая сторона.

Претендентов отбирали из 103 человек. В число лучших попал и Филипп. Характеризовался как «активный, дисциплинированный, стремящийся к знаниям курсант, уважающий морские традиции, гордящийся своей будущей профессией, адекватно реагирующий на критику».

Он окончил полуторагодичный образовательный курс в Великобритании, отмечен офицерским мечом — престижным отличием, которое вручается лучшим кадетам. Об этом сообщала даже пресс-служба Посольства Украины в Великобритании. Однако приобретенные им знания и умения на родине оказались не нужны.

— Более того, я попал под прессинг со стороны руководства факультета ВМС (в июне 2014 года Кабмин ликвидировал академию в Севастополе и открыл факультет Военно-морских сил в Национальном университете «Одесская морская академия». — Авт.), — говорит уроженец Запорожья Филипп Македонский. — За то, что посмел предложить внести изменения в учебный процесс.

После учебы за рубежом Филипп и его друзья представили свою программу подготовки специалистов ВМС.

Курсант, исполнивший Гимн Украины в оккупированном Севастополе, рассказал, почему его исключили из Одесской морской академии
*Филипп Македонский (слева) с коллегами в британском Королевском колледже. «В Великобритании за год овладеваешь курсом, который у нас изучают два-три года», — говорят курсанты

— Да, вместо Черного моря там был Ла-Манш, нас именовали не курсантами, а кадетами, и даже форму мы носили британскую, но служить ведь мы должны Украине, которой остались верны, — продолжает Филипп. — В Англии пришлось противостоять российской пропаганде, рассказывать правду о событиях в Крыму и на Донбассе кадетам из других стран. В колледже поначалу считали, что в Украине внутренний конфликт, но потом восприятие кардинально изменилось.

— Британская система обучения отличается от отечественной, — вступает в разговор уроженец Ужгорода Андрей Гладун, — один из трех украинских курсантов, обучавшихся в Королевском колледже ВМС Великобритании. — Там за год овладеваешь курсом, который у нас изучают два-три года. И с дисциплиной гораздо строже.

Вот мы с товарищами и предложили несколько изменить учебную программу в Украине, перейти на более современную. Например, уменьшить количество дисциплин, не находящих применения в военном деле, а также общеобразовательных предметов, ведь в вузе обучаются курсанты, окончившие как минимум среднюю школу.

— Мы изучаем множество гражданских дисциплин — коммерческая эксплуатация судна, технология перевозки грузов, транспортировка взрывоопасных продуктов и так далее, — объясняет Филипп. — Однако это не является нашей специальностью. Ясно, что военный корабль не подлежит коммерческой эксплуатации, следовательно, эти предметы нам не нужны. Наши предложения были направлены на оптимизацию процесса обучения, сокращение финансовых затрат. Ведь количество кораблей отечественных ВМС сегодня не настолько велико, чтобы из каждого выпуска академии там можно было трудоустроить более 100 новых специалистов.

Правы ли курсанты, стремящиеся внедрить западные технологии обучения, решать специалистам. Но, в любом случае, их предложение, казалось бы, могло вызвать интерес у наставников. Не тут-то было. «Реформаторам», видимо, решили показать, «кто в доме хозяин».

— За четыре года обучения у меня не было ни одного взыскания, — продолжает Филипп. — За первые два года — сплошные благодарности. А когда приехал из Англии, оказалось, что моя служебная карточка потеряна, а в новой… три взыскания. Нынешняя моя характеристика изобилует словами: «недисциплинированный, склонен ко лжи и хамскому поведению».

Меня заставили срочно сдавать три зачетно-экзаменационные сессии, «пропущенные из-за учебы за рубежом». «Закрыть» полуторагодичную программу за два месяца — задача нереальная. Думается, именно на это и была сделана ставка.

Подходил к концу последний семестр четвертого курса, я был командиром отделения штурманов. У нас возник конфликт с заведующей кафедрой морских перевозок Людмилой Николаевой, читавшей одну из гражданских дисциплин.

До обеда мы занимались вместе с будущими специалистами торгового флота, после обеда — изучали военные дисциплины. Нагрузка — огромная! Когда время подошло к экзаменам, оказалось, что у всего класса штурманов факультета ВМС по кафедре морских перевозок не «закрыта» ни одна из трех дисциплин. Все гражданские студенты сдали, а военные — нет, в том числе курсант, который шел на красный диплом.

После моего обращения к завкафедрой четверым курсантам зачли дисциплины, а троим — нет. Тем не менее на практику отправились все. Двое попали на неходовые суда, откуда могли отпроситься для пересдачи предметов.

Филиппа Македонского направили на боевой корабль, флагман ВМС Украины «Гетман Сагайдачный».

— Выхода на берег не было, велись авральные работы, — вспоминает Филипп. — Корабль готовился к боевому походу. В такой ситуации мало кого волнуют проблемы курсанта, имеющего академическую задолженность. Я работал наравне с матросами, одновременно занимался со старшим помощником командира корабля математической обработкой и анализом навигационной информации. Естественно, времени для пересдачи, как у других курсантов, у меня не было. Оставались только выходные дни, но тогда не работают преподаватели кафедры.

Тем не менее Филипп пытался ликвидировать академзадолженность. Его даже отпустили с корабля на два часа для сдачи экзамена.

— В билете по дисциплине «Эксплуатация специализированных судов» было пять вопросов, на четыре из которых я ответил, — уточняет Македонский. — Ответ на пятый вопрос я не знал. Вернее, не помнил всю документацию, регламентирующую работу торгового флота — газовозов, танкеров, балкеров, контейнеровозов. По сути, это не является профильной дисциплиной для факультета ВМС. Сдал работу, но дожидаться результата не стал — необходимо было в срок вернуться на корабль. Через пару дней коллеги-курсанты сообщили, что они экзамен сдали, а я получил два балла.

По итогам стажировки на «Гетмане Сагайдачном» Филиппу Македонскому выдали характеристику: «Показал хорошие знания материальной части, руководящих документов и практических способностей по специальности. Обладает высоким уровнем личной дисциплинированности, хорошими командирскими способностями, умеет руководить личным составом. Принимал активное участие в жизни воинской части, подает пример военнослужащим в выполнении воинской обязанности. Неоднократно проводил занятия с личным составом, принимал активное участие в тренировках и тактических занятиях».

Почему же курсант с такой характеристикой, побывавший на стажировке в престижном военном заведении Европы, прошедший «боевое крещение» в захваченном противником Севастополе, оказался «за бортом» Одесской морской академии?

— Буквально за неделю до практики произошел инцидент в академии, — продолжает Филипп Македонский. — Капитан второго ранга Друзь увидел неподалеку от КПП нашу группу, подозвал меня и поинтересовался, что мы делаем. Я объяснил, что мы сдавали задолженности, не успели на обед и потому вынуждены хоть чем-то перекусить (мы ели сосиски), после чего вернемся в корпус факультета. Друзь промолчал и ушел.

На вечерней поверке весь строй был в тельняшках, брюках и тапочках. Замечаний не последовало, мы вернулись в кубрик — и сразу за учебу, поскольку шла сессия, в придачу на каждом из нас — по три задолженности. Занимались в том числе и по ночам: горел свет, работали ноутбуки — все писали курсовые…

Около полуночи в кубрик зашел капитан второго ранга Друзь, спросил, почему мы не спим. Объяснили ситуацию, он удалился. На следующий день начальник факультета вызвал меня и курсанта Мирослава Криворучко (третий из «британских кадетов». — Авт.). «Товарищ Македонский, — сказал начальник, — вам объявляется выговор за нарушение формы одежды — вы были без фуражки и принимали пищу возле КПП. Второй выговор — за нарушение формы одежды — выход на построение в тапочках…» Я пояснил, что на построении в тапочках были абсолютно все. «Вот рапорт капитана второго ранга Друзя, он докладывает, что в тапочках были только вы, — ответил начальник факультета. — Третий выговор — за нарушение условий контракта: у вас в кубрике горел свет в то время, когда все спали, а вы один чем-то там занимались и мешали сослуживцам отдыхать». Я сказал, что никто не спал, поскольку задания выполнял класс штурманов в полном составе, у нас имеются задолженности по сессии…

Начальник факультета продолжал: «По поводу этих трех взысканий мы составляем административный протокол, который будет направлен в суд. Вероятнее всего, вам определят 10 суток отбывания на гауптвахте».

Юрист подготовил админпротокол, сказав, что, скорее всего, эта бумага никуда не будет направлена. Дескать, нас просто решили припугнуть. На документе, составленном от имени Мин­обороны в лице капитана первого ранга Шарова Ростислава Анатольевича, начальника нашего факультета, я написал, что с изложенным в протоколе частично не согласен.

А после практики меня вызвали на заседание ученого совета и объявили: «Товарищ Македонский, принято решение вас исключить».

— Курсант Македонский отчислен за академическую неуспеваемость и крайне низкую дисциплину, — пояснил «ФАКТАМ» теперь уже бывший начальник факультета ВМС Национального университета «Одесская морская академия» капитан первого ранга Ростислав Шаров. — Все законодательные нюансы соблюдены.

В вузе также отмечают, что обучение в британском колледже не было связано с программой одесского факультета ВМС. Выходит, Великобритания должна была согласовать с руководством Одесской морской академии учебный план, чтобы украинским курсантам не пришлось за два месяца сдавать дисциплины, «накопившиеся» за полтора года обучения за рубежом?

Между тем украинских курсантов и сегодня продолжают направлять в зарубежные вузы — не только в Великобританию, но и во Францию, Польшу, другие страны.

— Я посещал Францию, видел, как там люди служат и как у них все устроено, — говорит старшина роты Иван Долгих. — Да, это очень интересно. К сожалению, у нас не все так, как хотелось бы.

— После возвращения из Великобритании мы должны были пройти обязательную диспансеризацию, — рассказывает Филипп. — Ее не провели, и я решил самостоятельно пройти военно-врачебную комиссию (ВВК). В первый же день после поездки подал соответствующий рапорт. Его вернули — якобы неверно составлен. Переписал и принес на следующий день. Но мне заявили, что начальник факультета запретил принимать от меня какие-либо рапорты.

Тогда я обратился на один из центральных украинских телеканалов. Оттуда позвонили Ростиславу Шарову, попросили дать комментарий. Только после этого начальник факультета подписал рапорт. И… объявил мне еще один выговор — за обращение на телевидение.

— Меня отозвали с ВВК, — вспоминает Филипп, — вывели из строя и сообщили: «Товарищ Македонский, вас вчера отчислили, можете быть свободны. Необходимо сдать форму, оперативно оформить обходной лист, все завершить сегодня же».

В один день меня исключили из списков воинской части. Зато академвыписку я получил только через четыре дня, приписное свидетельство — через пять, а карточку учета и штамп в военном билете, чтобы стать на учет в военкомате, — через неделю. Причем в карточке не оказалось подписи начальника факультета о моей демобилизации.

Зачем это было сделано? Все очень просто: если в течение пяти дней с момента демобилизации военнослужащий не становится на учет в военкомате, он подвергается штрафу.

Мне выдали выписку из приказа, в которой указано, что я должен вернуть в бюджет факультета 23 тысячи 908 гривен. В контракте указано, что в случае отчисления курсанта по состоянию здоровья либо по неуспеваемости деньги за свое обучение он не возвращает в бюджет Минобороны. Для этого и понадобились выговоры — чтобы первым пунктом указать недисциплинированность, и только вторым — неуспеваемость.

Для отчисления с четвертого курса за плохую дисциплину требуется серьезная причина. Ее мне «организовали» — тот самый админпротокол с тремя дисциплинарными взысканиями, объявленными в один день за одно и то же «нарушение».

Вуз подал иск о принудительном взыскании с меня указанной суммы. Правда, суд не усмотрел ничего, за что можно было составлять протокол об админнарушениях, а значит, и взыскивать с меня деньги. Иск вернули.

По закону, при отчислении курсантов за недисциплинированность должно быть проведено служебное расследование. Затем его результаты направляются командующему, который и принимает окончательное решение.

— Почему решение об отчислении курсанта Македонского было принято без служебного расследования?

— Наши кадровики считают, что все необходимые формальности были соблюдены, — говорит начальник пресс-центра Военно-Морских сил Вооруженных Сил Украины Олег Чубук. — Согласно приказу министра обороны, отчисление курсантов 2—5 курсов военных учебных заведений (факультетов) производится по согласованию с командующим соответствующего рода войск. В данном случае — с командующим ВМС.

Начальник факультета ВМС Одесской морской академии представил командующему документацию на отчисление курсанта Македонского. Командующий поставил резолюцию, затем начальник факультета подал документы ректору академии (структурным подразделением которой является факультет ВМС. — Авт.), и тот издал приказ об отчислении.

— Значит, все формальности соблюдал начальник факультета Ростислав Шаров, который, к слову, сейчас эту должность уже не занимает?

— Представлял документы на отчисление именно он. Сейчас факультет возглавляет другой человек.

«ФАКТЫ» выяснили, что факультетом ВМС сейчас руководит капитан 1-го ранга Петр Гончаренко. Именно он с 2009-го по 2014 год исполнял обязанности начальника Севастопольской академии ВМС имени Нахимова. А в апреле 2014-го прибыл в составе преподавателей и курсантов, оставшихся верными присяге народу Украины, в Одесскую военную академию.

— Филиппа Македонского я, конечно, помню, — сказал «ФАКТАМ» исполняющий обязанности начальника факультета ВМС капитан 1-го ранга Петр Гончаренко. — Что касается севастопольского периода его обучения, могу характеризовать этого курсанта исключительно положительно. А вот что произошло в Одессе, после возвращения Македонского из Великобритании, не знаю. До недавнего времени я проходил службу в другом подразделении.

fakty.ua

Загрузка...