Свежие новости

Ермолаев Вадим Владимирович и Станислав Виленский окунули Украину в аферу Versobank

Top-bit

Скандально известные днепровские бизнесмены-аферисты Ермолаев Вадим Владимирович и Станислав Виленский снова попали в поле зрения государственной полиции Латвии. Эстонский «Versobank», собственниками которого являются Ермолаев и Виленский, обоснованно подозревается в легализации средств полученных преступным путем.

Свою преступную деятельность на территории европейского государства украинские бизнесмены осуществляют при помощи и под прикрытием Майи Трейя, которая занимается вопросами отмывания денег и входит в Комиссию по рынку финансов и капитала Латвии. Учитывая стремление Украины в Евросоюз, финансовые преступления Ермолаева и Виленского могут вылиться в международный скандал.

Кто Вы — Ермолаев Вадим Владимирович?

Хотя надзором за деятельностью кредитных учреждений в Латвии занимается Комиссия по рынку финансов и капитала (Finanšu un kapitāla tirgus komisija, FKTK), которая также может принять решение о закрытии банка, если тот занимается легализацией средств, полученных преступным путем, произошедшее в конце лета текущего года прекращение деятельности «оболочечного банка» (shell bank), все же осуществила Государственная полиция. Есть несколько фактов, создающих подозрения, что FKTK сознательно закрывала глаза на незаконную деятельность этого банка и даже прикрывала ее, сообщает издание tvnet.lv.

Управление по борьбе с экономическими преступлениями (Ekonomisko noziegumu apkarošanas pārvaldes, ENAP) в июне задержало группу иностранных граждан, которая занималась легализацией средств, полученных преступным путем, в крупных размерах, осуществляя функции деятельности «оболочечного банка». При проведении обыска в связи с «оболочечным банком» выяснилось, что большая часть сделок уходила далее в Versobank, который не был официально зарегистрирован в Латвии ни как филиал, ни как дочерний банк, хотя развернутая им деятельность требует на территории Латвии официальной регистрации кредитного учреждения, а не предоставления услуг в свободных рамках. Хотя нормативные акты определяют, что именно FKTK обязана реагировать, если какое-либо кредитное учреждение Европейской экономической зоны (ЕЭК) разворачивает свою деятельность шире, чем предусматривается регламентом ЕС о свободе предоставления услуг, орган надзора за банками, кажется, вообще сделал вид, что не заметил этих событий.

Почему КРФК не заметила широкую деятельность Versobank в Латвии?

FKTK, хотя и отказалась от комментариев по поводу деятельности этого кредитного учреждения и их законности, все же признала, что до марта этого года банк как представительство лицензированного в Эстонии кредитного учреждения официально осуществлял деятельность в Латвии, но за надзор за ней было ответственно эстонское учреждение по надзору за финансами. Этот банк в Латвии имел право предоставлять только финансовые услуги без физического присутствия по принципу свободы предоставления услуг, пояснили в FKTK.

Однако из достоверных источников в полиции стало известно, что обыск, проведенный в офисе Versobank на ул. Мукусалас, обнаружил, что кредитное учреждение значительно превысило принцип свободы предоставления услуг, по которому действующими в Латвии зарегистрированы более 300 кредитных учреждений ЕЭК. Во время обыска изъяты и калькуляторы кодов, и дела клиентов, и наличные деньги, и все говорит о том, что Versobank фактически развернул в Латвии деятельность такого объема, который требует, как минимум, регистрации филиала. К тому же с работниками, которых там оказалось как минимум несколько десятков, договоры были заключены эстонским Versobank, поэтому и все налоги за этих работников, которые реально работали в Латвии, к тому же значительно более продолжительное время, чем разрешено нормативным регулированием, платились в соседнем государстве.

Как пояснила нашему изданию некая персона, специализирующаяся на надзоре за банками, не желающая раскрывать свое имя, FKTK не могла не заметить, что Versobank фактически развернул деятельность кредитного учреждения, предоставляя полный спектр услуг значительному числу клиентов, что должно было бы являться причиной для официальной регистрации деятельности в Латвии.

Отношения сотрудницы FKTK с должностным лицом Versobank

К тому же в распоряжении нашей редакции есть неофициальная информация, что FKTK прекрасно знала о происходящем в этом банке беззаконии и отмывании «грязных» денег. В FKTK ответственной за вопросы отмывания денег является Майя Трейя(Maija Treija), работавшая в свое время в Multibanka, который Государственная касса США оценила как финансовое учреждение, которое вызывает «первичные опасения об отмывании денег». Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями Государственной кассы США в тот раз сделала вывод, что Multibanka используется для криминальных целей, чтобы осуществлять легализацию нелегально полученных средств

В свою очередь, членом правления представительства Versobank был Владимир Фогель (Vladimirs Fogels), который тоже в свое время работал в Multibanka в тесном контакте с Майей Трейей и после ее перехода на работу в FKTK сохранил с ней дружеские и близкие отношения. Они были замечены как отдыхающими вместе, так и в дружеских отношениях в кругу коллег.

Именно эти их тесные отношения вызывают подозрения об истинных причинах, по которым FKTK никаким образом не реагировала на деятельность Versobank в Латвии, а также делала вид, что не замечает происходящего в нем отмывания «грязных» денег. Майе Трейе как главной ответственной за вопросы отмывания денег и его предотвращения, вероятнее всего, было прекрасно известно, чем занимается возглавляемое ее другом и знакомым кредитное учреждение, однако должность и доверенные обязанности прекрасно давали возможность скрывать происходящие в банке незаконные действия.

Еще больше эти подозрения усиливает факт, что после того, как полиция провела обыск в Versobank, именно Майя Трейя явилась в ENAP, к тому же не свидетельствовать по возбужденному делу, а собирать информацию. Хотя руководитель FKTKПетерс Путниньш ( Pēters Putniņš ) и отрицал, что Трейя посещала ENAP, в распоряжении редакции есть фотографии, на которых зафиксировано, что она 15 июля явилась в офис ENAP на ул. Стабу, а также после этого покинула его.

Из надежных источников в полиции стало известно, что она явилась узнать, что именно обнаружила полиция, какие действия планирует совершать, какие решения приняты и по какой статье планируется возбудить уголовный процесс.

FKTK могут призвать к ответственности за препятствие расследованию

Между тем полиция в недоумении по поводу промедления FKTK в даче заключения о том, не нарушил ли Versobank принцип свободы услуг и не требовали ли объемы развернутой им деятельности официально зарегистрировать предпринимательскую деятельность в Латвии. Поэтому полиция рассматривает возможность призвать FKTK к ответственности за препятствие расследованию.

Однако FKTK фактически попала в тупик. Если она признает, что Versobank действовал в рамках свободы предоставления услуг, ей придется предъявить заключенный с эстонским надзирателем за банками договор о том, что надзор за этим кредитным учреждением осуществляет эстонский регулятор банков. В свою очередь, если она признает, что Versobank превысил границы свободы услуг, это означает, что именно FKTK должна была прекратить эту незаконную деятельность и потребовать зарегистрировать предпринимательскую деятельность в Латвии официально. Однако и этих действий FKTK не предприняла.

Неофициальная деятельность позволяет выйти из-под надзора

Как пояснил специалист по надзору за банками, ни один из нормативов точно не определяет, начиная с какой суммы или числа клиентов кредитное учреждение для деятельности в Латвии должно регистрировать филиал или дочернее предприятие. Поэтому существует возможность определять это и субъективно. Поэтому и в этом случае FKTK, вероятнее всего, надеялась, что никто не заметит деятельность, развернутую Versobank в Латвии.

Если бы Versobank зарегистрировал свою деятельность в Латвии официально, он был бы обязан предоставить сведения о подозрительных и непонятных сделках как Службе по предотвращению легализации средств, полученных преступным путем, так и КРФК. Таким образом, и связь с «оболочечным банком» удалось бы констатировать быстрее. Однако, поскольку за деятельностью Versobank в Латвии никто не наблюдал, он без проблем мог сотрудничать с «оболочечным банком», деятельность которых в Латвии запрещена.

Не секрет, что FKTK в последнее время была особенно принципиальной по отношению к официально работающим в Латвии банкам, налагая на них многомиллионные штрафы за ненадлежащий надзор за клиентскими сделками, которые могли привести к отмыванию «грязных» денег. Однако против кредитного учреждения, которое действовало подпольно и вне закона, FKTK не выдвинула никаких санкций и даже сделала вид, что вообще не заметила его активной деятельности на территории нашего государства по обслуживанию многомиллионных сделок по отмыванию «грязных» денег.

Многомиллионные «грязные» сделки

КРФК после задержания работников банка сообщила, что объем платежей, которые ежедневно проводил «оболочечный банк», достигал нескольких миллионов. Уголовный процесс начат по статьям 195 (легализация средств, полученных преступным путем) и 208 (запрещенная предпринимательская деятельность) Уголовного закона.

Согласно Закону о предотвращении легализации средств, полученных преступным путем, и финансирования терроризма в Латвии запрещена деятельность «оболочечных банков». «Оболочечным банком» считается кредитное учреждение, руководство, персонал или место предоставления финансовых услуг которого не находятся в стране, в которой оно зарегистрировано, и у которого нет органа надзора за его деятельностью, а также у лица, которое предоставляет услуги, близкие к услугам кредитного учреждения, осуществляя перечисления безналичных денег по поручению третьего лица, нет органа надзора и контроля его деятельности.

Работники ENAP пояснили, что такое нелегальное учреждение, возможно, действует в Риге, в помещениях арендованного офиса. При проверке информации было констатировано, что несколько лиц ведут незаконную деятельность, соответствующую функциям «оболочечного банка», и осуществляют легализацию средств, полученных преступным путем, в крупных размерах.

В эту преступную деятельность были вовлечены и несколько человек, которые выполняли техническую работу: составляли фиктивные договоры о якобы проведенных сделках, осуществляли перечисления согласно указаниям вовлеченных лиц, а также обеспечивали ИТ-поддержку. Эти лица для прикрытия своих действий использовали несколько предприятий в Латвии, Эстонии, Польше, России и других странах, а также их расчетные счета в нескольких кредитных учреждениях. Объем платежей, которые ежедневно осуществлял «оболочечный банк», достигал нескольких миллионов евро.

При обыске использовали спецподразделение

Задержаны в общей сложности три персоны — иностранные граждане. Чтобы не допустить уничтожения доказательств, Государственная полиция проводила обыск в офисных помещениях «оболочечного банка» с привлечением антитеррористического подразделения «Омега». Во время обыска удалось изъять важные доказательства — различные платежные средства, носители информации, деньги, документы и записи «черной» бухгалтерии.

Как свидетельствует информация базы данных Lursoft, представительство банка работало в Латвии с октября 2013 года до 10 марта этого года.

Крупнейший акционер эстонского банка — украинское предприятие «Укрсельхозпром», которое является частью концерна Alef и принадлежит двум предпринимателям из восточного города страны Днепропетровска Вадиму Ермолаеву (Vadym Iermolaiev) и Станиславу Виленскому (Stanislav Vilenskyy), свидетельствует информация, доступная на домашней странице банка.

«Такой интересный человек, и до сих пор не за решеткой!» — эта поговорка в полной мере относится к днепропетровскому олигарху Вадиму Ермолаеву. Прославившегося не размером своего состояния, а теми методами, которыми он его сколотил. «Экономия» на налогах и занижение таможенных пошлин, производство «бодяжных» вин и коньяков с сивушными маслами, воровство денег вкладчиков своего банка, участие в колоссальных схемах по отмыванию денег и расхищению валютных резервов Украины, экономическое сотрудничество с оккупантами, нарушение международных санкций – и это далеко не полный список его «подвигов»! И всё же при всем этом Вадима Ермолаева не только не арестовали, но даже ни разу не вызвали на допрос…

Договориться с таможней, поделиться с бандитами

Биография будущего производителя моющих средств и автора отмывающих деньги схем началась в Днепропетровске (ныне – Днепр), где 13 мая 1968 года и родился Вадим Владимирович Ермолаев. Несмотря на чисто русские имя-отчество и фамилию, Вадим Ермолаев является потомком уважаемого еврейского рода. Это могут подтвердить в Попечительском совете еврейской общины Днепропетровска, членом которого он является вместе с Игорем Коломойским и Боголюбовым, Вячеславом Фридманом, Александром Дубилетом, Геннадием Корбаном и другими известными днепропетровцами. У Ермолаева очень тесные и доверительные отношения с главным раввином Днепропетровска и главой общины «Хабад» Шмуэлем Каминецким, который, по сведениям SKELET-info, нередко помогал ему наводить контакты с нужными бизнесменами или представителями власти.

После восьми лет, проведенных в средней школе №69, юный Вадик Ермолаев поступил в Днепропетровский технолого-экономический техникум (ныне колледж), где готовили товароведов, поваров и бухгалтеров для магазинов. Не особо преуспев в учебе, Ермолаев окончил его в 1987 году и сразу же загремел в армию, откуда «дембельнулся» в 1989-м. Работать по специальности или учиться в вузе он не захотел, а сразу увлекся коммерцией. У него не было своих предприятий, не было родственников среди чиновников, а потому, в отличие от большинства олигархов, Ермолаев начинал не с промышленных поставок угля и бензина, и даже не с металла, а с торговли ширпотребом: чай-кофе, сигареты и алкоголь, бытовая химия и косметика. Но сразу сообразил, что если не выйти за узкие рамки «челнока», то успехов в бизнесе просто не видать. И вот, раздобыв каким-то образом крупную сумму денег (якобы у кого-то занял), Ермолаев в начале 90-х перешел к оптовым поставкам товара из Болгарии, Турции, Польши на склады в Днепропетровск, где уже он продавал его мелким оптом владельцам магазинов и ларьков.

Конечно, подобный бизнес требовал наличие не только средств, но и соответствующей протекции в местной власти и «крыши» среди местных ОПГ, дабы они не чинили препятствий. Как он решил эти вопросы, Ермолаев умалчивает. Но его компаньоны вспоминают, что у Ермолаева сразу же проявился талант договориться с нужными людьми, и особенно с таможней. Этот талант он использует до сих пор – как в собственных бизнес-интересах, так и помогая (не даром) своим коллегам.

Станислав Виленский

В начале 90-х Ермолаева работал вместе с таким же днепропетровским оптовым торговцем ширпотребом Валерием Шамотием, у которого уже тогда была своя фирма «Логос». Но потом у них что-то не заладилось (Ермолаев и Шамотий еще долго будут то сотрудничать, то ссориться), и в 1995-м Вадим Ермолаев, совместно со своим партнером Станиславом Виленским, учредил собственную торгово-промышленную корпорацию «Алеф» — ставшую основной компанией его бизнеса.

 

Через два года «Алеф» по весьма замысловатой схеме объединился с конкурирующей корпорацией «Ольвия» Сергея Касьянова и Валерия Киптыка — и бывшие конкуренты стали надежными компаньонами. Причем, Касьянов позже признавался, что умение Ермолаева «быстро решать вопросы на таможне» сделали его незаменимым партнером. Благодаря этому, их фирмы прибрали к своим рукам до 60% украинского рынка сбыта бытовой химии и практически монополизировали поставки болгарских вин.

Сергей Касьянов

А в 1998-м году было создано дочернее предприятие «Алеф-Виналь», вначале занимающееся импортом болгарского алкоголя (а потом производством собственного), в число учредителей которой вошел Борис Аркадьевич Черток — 1936 г.р. ранее судимый и известный в криминальном мире Днепропетровска под прозвищем «Седой». Черток являлся членом днепропетровской ОПГ Мильченко (Матроса), и таким образом был вписан в число учредителей и акционеров в качестве держателя бандитской доли в бизнесе «Алефа» (потом он передал акции своему сыну Феликсу). Что и отвечает на вопрос, какая же криминальная «крыша» была у Ермолаева в 90-х?

Но «отстегивал» он не только ОПГ Мильченко. Так, сообщалось, что автомобиль «мерседес», записанный на фирму «FINANZIELLE ATK GMBH LLC» (одно из ответвлений «Ольвии» и «Алеф») был отдан в «бессрочную аренду» (и бесплатную) днепропетровскому криминальном «авторитету» Шуваеву. Который в свою очередь был связан с Геннадием Опрышко – организовавшем в городе крупный конвертационный центр, услугами которого пользовались «Алеф» и

Александр Петровский-Налекрешвили по прозвищу «Нарик»

«Ольвия». А еще было ОАО «Кварцит», занимавшееся продажами бытовой химии. Так вот, у него было два учредителя: ТПК «Ольвия» и ООО «Геснерия-Центр», и к последней имел прямое отношение криминальный «авторитет» Александр Петровский, известный в Днепропетровске под прозвищем «Нарик». Тогда Нарик тоже держал конвертационные центры для отмывки денег днепропетровского криминалитета и полутеневого бизнеса, и ходил под главой чеченских группировок Умаром Джебраиловым. А сейчас «Нарик» уважаемый член еврейской общины Днепра и… один из претендентов на пост мэра города на следующих выборах, о чем он недавно публично заявил.

«Gala» отмывает всё!

В 1997 году Вадим Ермолаев с партнерами решил перейти от импорта к собственному производству. В качестве почина они обанкротили и приватизировали цех бытовой химии на заводе «Химпром» в Первомайске (Харьковской области), где производился стиральный порошок «Лотос». Но бывший советский бренд расходился неважно, не выдерживая конкуренции с импортной химией (которой торговали те же структуры Ермолаева). И тогда он решил запустить производство популярного тогда турецкого бренда «Gala» (моющие средства и стиральные порошки), которые отличились своей дешевизной. В 1999 году с турками было создано совместное предприятие «Ольвия-Бета» в составе: 50% турецкая компания «Baser» и по 25% у «Алеф» Ермолаева-Виленского и «Ольвия» Касьянова- Киптыка. Роли распределили так: турки производили товар, а Ермолаев с компаньонами привозили сырье и реализовывали продукцию.

То, что Ермолаев взял в свои руки доставку сырья из той же Турции (концентрата и добавок) в Украину, на предприятие на 50% принадлежащее туркам, имело большой смысл. Еще занимаясь ввозом импортной бытовой химии и косметики, Ермолаев «экономил» миллионы, провозя товар через таможню без учета, фактически контрабандой. Потом товар оформляли на фирмы-однодневки, у которых его официально покупали структуры «Алефа» и «Оливии», фирмы закрывались – а денежки шли в карман Ермолаева. Таким же образом он умудрялся «обувать» и своих турецких партнеров, с которым отнюдь не делился доходами от «экономии» на пошлинах. Впрочем, турки не возмущались, ведь они старались работать по закону. Эти схемы работали до 2005 года, когда «Оливия-Бета» была продана компании «Procter & Gamble», продолжившей производить до сих пор популярную линейку «Gala».

Еще большие афер Вадим Ермолаев проворачивал с алкоголем. Сначала, когда возил из Болгарии вино и коньяк, опять же, «мимо» таможни, а затем еще клеил на них «левые» акцизные марки. В лучшем случае на бутылки 0,7 клеили настоящие акцизные марки для емкостей 0,5 или на поллитровые бутылки коньяка клеили марки для «чекушек». В худшем на бутылки лепили вообще поддельные марки, купить которые «недорого оптом» в Украине было нетрудно. Эти же фокусы с марками фирмы Ермолаева проделывали и тогда, когда он с компаньонами (включая Бориса Чертока, а затем его сына Феликса Чертока) занялся выпуском своего вина под маркой «Золотая Амфора».

Сначала был открыт завод в Днепропетровске (1999), разливавший по бутылкам в качестве болгарского вина откровенный «шмурдяк» непонятного происхождения – а потому украинцы встретили новую винную марку с большой прохладой, даже не смотря на её потрясающую дешевизну. Тогда днепропетровский завод перепрофилировали под разлив водки «Хельсинки», а фирма «Алеф-Виналь» приобрела в Крыму три винодельческих завода с виноградниками – и вскоре на бутылках «Золотой Амфоры» появилась надпись «крымские вина». Но крымскими они были лишь наполовину, как и винами: виноматериалы разбавляли водой и какими-то добавками. Не лучшего качества оказался и производимые Ермолаевым коньяки «Клинков» и, позже, «Жан Жак», в которых то и дело находили отнюдь не винный спирт с жуткими примесями сивухи и следами серной кислоты.

https://www.youtube.com/watch?v=sw2-QaiuxIU

Кстати, после того как Крым был аннексирован Россией, Вадим Ермолаев не стал играться в патриотизм, как другие днепропетровские олигархи, а поспешил перерегистрировать свои крымские предприятия ООО «Алеф-Виналь-Крым», ПАО «Бурлюк» и ПАО «Старокрымское» как резидентов России. А в 2016-м он зарегистрировал в Крыму новую компанию «Алеф дистиллери», чьим учредителем и владельцем является ЧАО «Винагрокомплекс» (Днепропетровская область), в свою очередь принадлежащее корпорации «Алеф».

Более того, с 2015 года ООО «Алеф-Виналь-Крым», во главе которого Ермолаев поставил своего земляка Олега Логвинова, начало осуществлять финансовую деятельность через Российский Национальный Коммерческий Банк (РНКБ). Тем самым вновь нарушая законы Украины, ведь РНКБ решением украинского СНБО попал под санкции как структура, способствующая угрозе национальных интересов и территориальной целостности страны. Но Ермолаев решением СНБО, что называется, подтерся: сразу после публикации закона, его ООО «Алеф-Виналь-Крым» словно назло Киеву взяло у РНКБ кредит на 100 миллионов рублей.

Но, наверное, оправданиям Ермолаева может быть его нежелание платить налоги в России – ведь именно за это в августе 2017 года Следственный комитет РФ возбудил против Олега Логвинова уголовное дело по статье 199-2 УК РФ (уклонение от уплаты налогов и сборов), обвиняя его в сокрытии от российского бюджета 75 миллионов рублей. Но не стоит заблуждаться насчет намерений Ермолаева: налоги он не заплатил «машинально», так же как годами не платил их в Украине. И эти 75 миллионов рублей он направил вовсе не нужды АТО, а прокрутил через свои банковские схемы.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.